Вы здесь

Биогафия Николая Александровича Львова

Львов, Николай Александрович - писатель и художественный деятель (1751 - 1803), член российской академии с ее основания. Принадлежал к литературному кружку Державина , Хемницера , Капниста . Его произведения печатались в "Аонидах", "Друге Просвещения" (1804), "Северном Вестнике" (1805). Перевел Анакреона и издал его, вместе с подлинником и примечаниями Евгения Булгариса (1794). Другие труды Львова: "Русской 1791 г." (в прозе); "Песнь норвежского витязя Гаральда Храброго" (в стихах, СПб., 1793); "Собрание русских песен, положенных на музыку Прачем", "Летописец русский", "Летопись подробная". Львов был и выдающимся, хотя не получившим профессиональной подготовки, архитектором, и живописцем, и гравером (акватинтой) и издателем сочинений по архитектуре. Главные его архитектурные работы: собор святого Иосифа, в Могилеве (сооруженный в память свидания Екатерины II  с императором Иосифом II), план и фасад петроградского почтамта (1782 - 1786), собор Борисоглебского монастыря в Торжке (1785 - 1796), церкви в селах Прямухине и Никольском Новоторжского уезда, Приоратский дворец в Гатчине, построенный по изобретенному им способу землебитных строений (из земли и извести). Львов участвовал в составлении рисунков к стихотворениям Державина и сочинил рисунок ордена святого Владимира. Им изданы: "Рассуждение о перспективе" (1789; с итал.) и "Четыре книги Палладиевой архитектуры" (1798). - Ср.: "Историческая выставка архитектуры" (СПб., 1911, стр. 56 сл.).

Настоящая биографическая или тематическая статья является электронной, адаптированной к современному русскому языку версией статьи, из 86-томного Энциклопедического Словаря Брокгауза и Ефрона (1890—1907 гг.) или Нового Энциклопедического Словаря (1910—1916 гг.). Тексты всех статей оставлены неизменными.

  Оригинал здесь - http://www.rulex.ru/01120476.htm

 

 

ЛЬВОВ Николай Александрович [1751, с. Черенчицы Новоторжского у. Тверской губ. - 21 XII1803 (2 I 1804), Москва; похоронен в Никольском-Черенчицах]. Родился в мелкопоместной дворянской семье, в которой получил начальное образование. В кон. 1769 прибыл в Петербург для прохождения военной службы в лейб-гвардии Преображенском полку, в который был записан в 1759. С сент. 1770 по сент. 1771 посещал кадетскую роту для солдат гвардейских полков при лейб-гвардии Измайловском полку, где изучал фр. и нем. языки. Одновременно со своей дальнейшей службой в Преображенском полку Л. состоял с 23 марта 1773 в курьерской должности при Коллегии иностр. дел; в этом качестве им были совершены поездки в Гамбург в марте - апр. 1774, в Копенгаген, Гамбург и Эйтин в нояб. 1775 - янв. 1776 (АВПР, Внутр. кол. дела, оп. 2/6, No 5681, л. 26 об., 39 об., 28 об., 37 об.; No 3503, л. 6), а также, видимо, некоторые др. 12 июля 1775 вышел в отставку армии капитаном с награждением в 500 руб. от Коллегии иностр. дел (там же, No 5685, л. 246). Март 1776 Л. провел в родовом имении Черенчицы; проезжая через Тверь, он познакомился с родителями и сестрой М. Н. Муравьева (ГИМ, ф. 445, No 48, л. 21, 46). 5 июня 1776 Л. по его прошению и при содействии П. В. Бакунина-меньшого был вновь принят в Коллегию иностр. дел с чином капитана, "в рассуждении знания его италианского, французского и немецкого языков <...> для употребления его на оных языках в переводах и других делах". В кон. окт. 1776 Л. был отправлен курьером в Лондон, Мадрид и Париж (28 окт. он проехал Ригу - АВПР, Внутр. кол. дела, оп. 2/6, No 3503, л. 84, 86), на обратном пути он задержался в Париже (февр. - май 1777), где встретился со своим дядей М. Ф. Соймоновым и с сопровождавшим его И.-И. Хемницером. Рус. путешественники побывали здесь на мн. спектаклях с участием лучших актеров того времени: "Цинна" Д. Корнеля, "Федра" и "Гофолия" Ж. Расина, "Танкред", "Заира" и "Китайский сирота" Вольтера, "Галантный Меркурий" Э. Бурсо в Comédie Française; "Ифигения в Авлиде", "Альцеста", "Орфей и Евридика" К.-В. Глюка, "Деревенский колдун" Ж.-Ж. Руссо в Grand Opéra; "Друг дома" А.-М. Гретри, "Мазе" Э.-Р. Дуни, "Король и фермер" П.-А. Монсиньи, "Колония" А. Саккини, "Том Джонс" Ф.-А. Филидора в Comédie Italienne и др.; бывали они и в "театрах на бульварах" (см.: Хемницер И. И. Соч. и письма. СПб., 1873. С. 371-394). Покинув Париж 11 мая, путешественники некоторое время провели в Нидерландах (Лейдене, Антверпене, Гааге, Амстердаме и др. городах), осматривая их исторические достопримечательности. 11 июля они отправились в Спа, откуда Л. выехал в Петербург. По возвращении (нач. авг.) Л. становится инициатором создания домашнего театра в доме П. В. Бакунина-меньшого. Здесь 18 дек. 1777 состоялась премьера "Игрока" Ж.-Ф. Реньяра (Л. играл Жеронта) и виденной поэтом в Париже "Колонии" А. Саккини. Этот спектакль был несколько раз повторен зимой 1777-1778; по-видимому, участвовал Л. и в премьере "Дидоны" Я. Б. Княжнина (7 февр. 1777, в присутствии автора трагедии).

  5 мая 1779 Л. был произведен в "секретари осьмого класса" (кол. асессор) при Коллегии иностр. дел с жалованьем 700 руб. в год. Скромностью достатка, видимо, объясняется то, что в 1770-х гг. Л. подолгу жил у своих богатых родственников (Соймоновы, Бакунины); данное повышение привело к улучшению его материального положения.

  В кон. 1770-х гг. определились архитектурные интересы Л. и начались его напряженные занятия в этой области, предшествовавшие успешному дебюту, - в 1780 закончены проекты собора св. Иосифа в Могилеве и Невских ворот Петропавловской крепости, одобренные самой императрицей.

  8 нояб. 1780 Л. обвенчался с М. А. Дьяковой (этот брак оставался в тайне до 1783), на ее сестре Александре в 1781 женился В. В. Капнист, а на сестре Дарье в 1795 - Г. Р. Державин.

  30 мая 1780 Л. присутствовал на торжественной закладке фундамента собора св. Иосифа в Могилеве. До самого окончания строительства собора в 1790-х гг. Л. совершал сюда поездки для наблюдения за его ходом.

  23 апр. 1781 Л. был назначен в "чине посольства советника к дрезденскому министерскому посту", но "по высочайшей ее величества воле" был оставлен в Петербурге, где "употребляем при Кабинете"; 10 марта 1782 он был определен в Гл. упр. почтовых дел на место советника и числился там до 1797, выполняя самые разнообразные поручения (с 1783 - кол. советник, с 1788 - ст. советник).

  В 1781, направляясь в Италию, Л., как сообщалось в рапорте Лифляндской генерал-губернаторской канцелярии, проехал через Ригу 4 мая 1781 "курьером в Варшаву и Вену" (АВПР, Внутр. кол. дела, оп. 2/6, No 3505, л. 40, 52). Основной же целью путешествия было знакомство с достопримечательностями Ливорно, Пизы, Флоренции, Болоньи, Венеции, впечатления от которых зафиксированы в дневнике Л. (опубл. А. Б. Никитиной: Памятники культуры: Новые открытия. Ежегодник 1994. М., 1996; К. Ю. Лаппо-Данилевским: L"vov N. A. Italieniscnes Tagebuch. Итальянский дневник. Koln; Weimar; Wien, 1998), написанном под сильным влиянием идей И.-И. Винкельмана. На обратном пути 3 авг. 1781 в Вене Л. познакомился с П. А. Д. Метастазио ("первым нашего века драматическим стихотворцем", как его назвал сам поэт), 14 авг. он вновь в Риге (АВПР, Внутр. кол. дела, оп. 2/6, No 3505, л. 71, 74 об.).

  1780-1790-е гг. были для Л. порой творческой зрелости и многообразных начинаний. Им были подготовлены следующие архитектурные проекты: здание почтамта в Петербурге (1782), Борисоглебский собор в Торжке (1785), усадебные постройки в окрестностях Торжка (1780-1790-е гг.), церковь в Мурино под Петербургом (1780-е гг.) Большой Кремлевский дворец в Москве (1798), Приорат в Гатчине (1798), дом А. К. Разумовского на Гороховом поле в Москве (1800-1802) и ряд др. Столь же многочисленны были работы Л. в качестве рисовальщика и гравера: эскиз ордена св. Владимира (1782) иллюстрации к "Метаморфозамв Овидия (ГРМ, Отд. рисунков No 14258), виньетки к роскошному изданию пьесы Екатерины II "Начальное управление Олега" (1791) и др.

  Не менее интенсивной была переводческая деятельность Л.: в 1788 опубликовано "Руководство " содержанию пчел во все времена года" Д. Уайлдмена, в 1789 - "Рассуждение о проспективе, облегчающее употребление оной" Э.-А. Петито, в 1798 - кн. 1 трактата об архитектуре А. Палладио. Последнее издание примечательно комментариями, в которых отразились воззрения Л. по теории архитектуры. Его взгляды на садово-парковое искусство были суммированы; в пояснительной записке к проекту парка А. А. Безбородко в Москве (1797-1799; см.: Гримм Г. Проект парка Безбородко в Москве // Сообщения Ин-та истории искусств, 1954. No 4-5). Интерес Л. к рус. древностям наиболее ярко проявился в подготовке им к изданию летописей: "Летописец русский oт пришествия Рурика до кончины Иоанна Васильевича" (1792. Ч. 1-5); "Подробная летопись oт начала России до Полтавской баталии" (1798-1799. Ч. 1-4). При издании "Летописца русского" Л. допустил довольно значительное число отступлений от оригинала, "то подновляя язык, то исключая некоторые известия, то заменяя текст рукописи заимствованиями из др. источников" (Львовская летопись. СПб., 1914. Ч. 1. С. III). Вкладом Л. в историю рус. отопительной техники является его книга "Русская пиростатика" (1795-1799. Ч. 1-2), где он предложил особую конструкцию печей и каминов, более экономичных, обогревавших помещения горячим воздухом.

  В сер. 1780-х гг. Л. были сделаны предложения по разысканию отечественного угля и торфа. В нач. июля 1786 он был командирован "по именному повелению" в Боровичи, где вел успешные геологические изыскания и химические опыты. Несмотря на ходатайства со стороны А. Р. Воронцова и А. А. Безбородко, эти начинания не получили должной поддержки. Лишь 21 авг. 1797, уже при Павле I, был издан указ "О разработывании и введении в общее употребление земляного угля, отысканного под городом Боровичами и по берегу реки Меты", однако и теперь Л. был вынужден действовать на свой страх и риск: большая партия каменного угля в 1799 сгорела около Александро-Невского монастыря, что принесло Л. большие убытки (по этому поводу написано стихотворение "На угольный пожар", 1799).

  Оживленная деятельность Л. во второй пол. 1790-х гг. объясняется отчасти благоволением Павла I к его покровителю А. А. Безбородко. После кончины Екатерины II Л. поручается доставка из Москвы предметов, необходимых для посмертной коронации Петра III, состоявшейся 25 нояб. 1796. В дек. 1796 Л. получил чин д. ст. советника; указом 21 авг. 1797 назначен управляющим созданных по его инициативе школ "земляного битого строения" в Никольском-Черенчицах под Торжком и дер. Тюфили под Москвой для распространения в России удешевленной техники пожаростойких строений. Смерть А. А. Безбородко (6 апр. 1799) и длительная тяжелая болезнь Л. в сент. 1800 - апр. 1801 замедлили исполнение его проектов. 15 июля 1801 Л. поднес Александру I альбом с чертежами землебитных строений, выполненными И. А. Ивановым (РНБ, Эрмитажное собр., No 262), что вновь привлекло внимание властей к его деятельности, и 23 окт. 1802 Л. был пожалован т. советником с повелением присутствовать в Экспедиции гос. хоз-ва, опекунства иностранных и сел. домоводства (РГИА, ф. 1285, оп. 7, No 120, л. 1-2 об.).

  В июне 1803 Л. выехал на Кавказ для лечения, попутно обследовав минеральные источники в районе горы Бештау, составил проект лечебницы и записку об устройстве паровых ванн и душей (см.: Пятигорск в ист. документах 1803-1917 гг. Ставрополь, 1985). Во время пребывания в Тамани по инициативе Л. был сооружен постамент для известного Тмутараканского камня, предотвративший его разрушение. Маршрут южного путешествия восстанавливается благодаря пометам Л. в его "Путевой тетради No2" (ИРЛИ, 16.470/С IV620, л. 7 об.). На обратном пути после непродолжительной болезни Л. скончался в Москве.

  Первые литературные опыты Л. относятся ко времени его пребывания в кадетской роте Измайловского полка: вместе с Н. П. Осиновым, Н. и П. Ермолаевыми он выпускал в марте - июле 1771 рукописный журнал "Труды разумных общников" (с некоторыми пропусками опубл.: Учен. зап. Моск. обл. пед. ин-та им. Н. К. Крупской. 1960. Т. 86, вып. 7). Большую часть журнала, ученического по своему характеру, составляют стихотворные переводы приятелей Л. из фр. (Н. Буало, Ж. Лафонтен, Вольтер, Ф. Фенелон и др.) и нем. поэтов (Х.-Ф. Геллерт, А. Галлер, Г.-Э. Лессинг). Подавляющее число стихотворений Л., помещенных в журнале, оригинально, в них, несмотря на общую классицистическую ориентацию, ярко проявилась индивидуальность молодого поэта, отразились конкретные события его жизни ("Хочу писать стихи, а что писать, не знаю...", "Сатира на господина П. Е<рмолаева>" и т. д.).

  О дальнейшем развитии литературного дарования Л. позволяет судить его "Путевая тетрадь No 1" (ИРЛИ, 16.470/С IV620, л. 1-133), куда делались записи с 9 дек. 1771 по 9 марта 1781. Здесь находятся выписки из иностранных авторов, переводы-экспромты, тексты стихотворений. Объектом тщательного изучения в эти годы для Л. стала фр. литература: произведения Ж. Лафонтена, П. Корнеля, Ж. Расина, Ф. Фенелона, Ж.-Б. Мольера, Ж.-Б. Руссо, Ж.-Ж. Руссо, Ж.-Ф. Пуллена де Сен-Фуа, Ж.-Ф. Мармонтеля, Ш. Палиссо и т. д.); судя по всему, с созданиями др. авторов поэт часто знакомился через призму фр. переводов. В центре внимания Л. были произведения, отразившие интерес к внутреннему миру человека, - сонеты Ф. Петрарки, эпистолярные романы Ж.-Б. д"Аржанса, Ш. Монтескье, что непосредственным образом связано с формированием литературы рус. сентиментализма. Среди оригинальных произведений Л. этого периода наиболее многочисленны песни, написанные под сильным влиянием А. П. Сумарокова, а также мадригалы, эпиграммы, эпитафии, загадки и т. д.

  Во второй пол. 1770-х гг. Л. сблизился с издателями "СПб. вестн." Б. Ф. Арндтом и Я. Б. Княжниным, на основании чего ему гипотетически атрибутировано несколько статей, напечатанных в этом журнале (см.: Мартынов И. Ф. Журналист, историк и дипломат XVIII века Г. Л. Брайко // XVIII век. Л., 1977. Сб. 12). Бесспорно Л. принадлежит лишь "Песенка" (СПб. вестн. 1780. Ч. 6. Авг.), музыку к которой написал Д. С. Бортнянский.

  Истинным литературным дебютом Л. стала публикация стихотворения "Идиллия. Вечер 1780 года ноября 8" (Собеседник. 1783. Ч. 1). Оно в полной мере отразило увлечение Л. фр. эротической поэзией, предвосхитив поиски К. Н. Батюшкова. Вместе с тем точность даты тайной женитьбы Л. на М. А. Дьяковой в назв. предполагала биографическую аллюзию, понятную лишь самым близким друзьям Л. (в первую очередь И. И. Хемницеру и П. Л. Вельяминову, бывшим "поруками" при его венчании). Позднее в "Собеседнике" было анонимно опубликовано "Описание портрета е. и. в." (1783. Ч. 6), в котором Л. объяснял символику "Портрета Екатерины II в храме богини Правосудия" (1783) Д. Г. Левицкого.

  Стихи Л. появляются снова на страницах периодики в сер. 1790-х гг.: "К Дорализе", "Музыка, или Семитония", "Отпускная двум чижикам" (Аониды. 1796. Кн. 1), "Стихи на розу" (Муза. 1796. Ч. 2. Май), "Песня на взятие Варшавы" (Карманный песенник. 1796. Ч. 2); выбор изданий для публикации объясняется дружескими отношениями Л. с московскими и петербургскими писателями-сентименталистами.

  К этому времени положение поэта в львовско-державинском кружке окончательно определилось: он был признанным "гением вкуса", его суждения и мнения приобрели для друзей в первую очередь экспериментально-теоретическое значение, в силу чего к 1790-м гг. произведения Л. как бы распадаются на две группы - одни предназначались для широкой аудитории (и поэтому подвергались более тщательной отделке), др. адресовались узкому кругу друзей и родственников - в них на первый план выступал творческий эксперимент, поиски новой художественной формы, свобода самовыражения, пародирование разнообразных традиций.

  Долго остававшиеся в рукописи стихи Л. связаны с попытками реформы жанра оды, создания ее национального варианта ("Новый XIX век в России", "Народное воскликновение на вступление нового века", 1800-е гг.), обновления песни ("Солдатская песня на голанский манер", "Песня для цыганской пляски", "Снегирь", "Зима", "Как, бывало, в темной осени...", 1790-е гг.). Однако наибольший историко-литературный интерес представляют дружеские послания Л. 1790-1800-х гг. ("Гав<риле> Романовичу ответ", "К Лизиньке больной, к здоровому Оленю", "Державину", " Ивану Матвеевичу Муравьеву, едущему в Этин", "Эпистола к А. М. Бакунину", "Три нет" и др.); лишь одно из них было напечатано при жизни поэта ("Отрывок из письма А. М. Б<акунину>" - Муза. 1796. Ч. 2. Июнь). В этом жанре реализовалось теоретическое положение Л. о максимально полном самораскрытии поэта в его произведении, установлении "почти личного знакомства" между автором и читателем. Феерическая череда теснящихся образов, полеты причудливой фантазии, метрические новации, объединение в одном ряду высокой, низкой и диалектной лексики - все это способствовало созданию неповторимой поэтики дружеских посланий Л., центральное место в которых занимает тема творческой личности. Эти особенности в значительной мере определены формированием жанра на основе эпистолярной практики и традиции дружеских посвящений поэта. Уже современники высоко ценили литературные достоинства писем Л. (круг его адресатов весьма велик - Я. И. Булгаков А. Р. и С. Р. Воронцовы, Г. Р. Державин, Е. А. Головкина, В. В. Капнист, А. Б. Куракин, Г. Г. Кушелев, Д. Г. Левицкий, П. В. Лопухин, А. С. Строганов, Н. П. Яхонтов и др.); "Письмо Н. А. Л<ьвова> к П. Л. В<ельяминову>. Село Арпачево, 17 августа 1791" появилось в "Моск. журн." H. M. Карамзина (1791. Ч. 6. Окт.). Осмыслить феномен непубликовавшихся произведений Л. позволяет рукописный том, сохранившийся в фонде Г. Р. Державина (РНБ, ф. 247, No 37, л. 1-105). Он объединяет автографы Л. и авторизованные копии его стихотворений, писем и комических опер (до л. 81 об.), а также списки его стихов, сделанные секретарем Державина Евстафием Абрамовым в 1800-е гг. Поводом для составления этого тома в 1797 стала пропажа значительной части архива Л. в сер. 1790-х гг., о которой он сообщал в письмах В. В. Капнисту от 28 сент. 1795 (Письма рус. писателей (1980). С. 391) и Н. П. Яхонтову от 10 сент. 1796 (РНБ, ф. 247, т. 37, л. 58).

  Поэма Л. "Зима" вышла в 1791 отдельным изданием столь малого тиража, что через несколько лет И. И. Мартынов поместил ее в журнале "Муза" как литературную новинку (1796. Ч. 1. Февр. - март; без посв., с пропуском восьми стихов).

  По-видимому, конкретная ботаническая экскурсия с А. А. Мусиным-Пушкиным и И. В. Бебером на Дудергофские высоты стала причиной написания "Ботанического путешествия на Дудорову гору 1792, мая 8" (Сев. вестн. 1805. No 2). Чередование разностопных стихов и прозы, введение элементов фантастики, условная обращенность к биографически конкретному адресату (А. Н. Мусиной-Пушкиной) и ряд др. особенностей свидетельствуют о связи "Путешествия" с разветвленной традицией, восходящей к знаменитому "Путешествию Шаделя и Башомона" (1656). Поэма Л. "Добрыня" (1796; опубл.: Друг просв. 1804. No 9) написана в связи с появлением "Ильи Муромца" H. M. Карамзина (1795) как опыт демонстрации широких возможностей тонического стиха.

  В историю рус. драматургии Л. вошел как автор четырех комических опер, первая из которых, "Сильф, или Мечта молодой женщины", является переделкой новеллы Ж.-Ф. Мармонтеля "Le mari sylphe" (введены новые персонажи, действие спрессовано в 24 часа, русифицированы характеры и т. д.); толчком к написанию пьесы стало, видимо, участие Л. в домашних спектаклях в доме П. В. Бакунина-меньшого. Долгое время был известен лишь отрывок первой редакции, законченной 15 февр. 1778 (РНБ, ф. 247, No 38, л. 169-183). Полный текст второй редакции (1790-х гг.), с музыкой Н. П. Яхонтова, хранится в Пскове (Гос. ист.-арх. и худож. музей-заповедник, Отд. рукоп. и редких книг, 260/49, л. 1-159). Полный текст "Сильфа" с авторской правкой - РГАЛИ.

  Одним из приемов композиционной организации комической оперы стало противопоставление мира слуг и господ; особенно автору удался образ дворового Андрея, искренне недоумевающего по поводу барских причуд. Увлекательная интрига (молодой дворянин Нелест покоряет сердце своей жены Миры, являясь ей по ночам в облике сильфа), мастерски очерченные характеры позволяют говорить об оригинальности "Сильфа" по отношению к западноевроп. предшественникам, а также о превосходстве по отношению к рус. предшественникам.

  В сер. 1780-х гг. дом поэта в Петербурге становится местом частого хорового исполнения народных песен, мн. из которых были опубликованы в "Собрании народных русских песен с их голосами" (1791), подготовленном к печати Л. совместно с композитором И. Прачем (переизд.: A Collection of Russian Folk Songs by N. Lvov and I. Prach / Ed. by M. N. Brown and M. Maro. Ann Arbor, 1988). С этим увлечением рус. фольклором теснейшим образом связан замысел "Ямщиков на подставе", единственной опубликованной комической оперы Л. (Тамбов, 1788). Ее премьера (с муз. Е. И. Фомина) состоялась 8 нояб. 1787 в Петербурге. Новаторство пьесы, "игрища невзначай", стало причиной ее провала: нет любовной интриги, в текст включены подлинные народные песни, с симпатией изображена жизнь ямщиков, речь персонажей пестрит диалектизмами, действие, с точки зрения ряда исследователей, не завершено. Пьеса в значительной мере отражает положительную программу Л., считавшего, что гармония интересов монархического государства в лице служащего дворянства и крестьян достижима при условии исполнения существующих законов и сохранения в неприкосновенности уклада народной жизни.

  Столь же нетрадиционны художественные средства, использованные Л. в его последующих драматических произведениях: "пастушьей шутке" "Милет и Милета" (1794), содержащей намек на историю сватовства Г. Р. Державина к Д. А. Дьяковой, и "Парисовом суде" (1796), пожалуй единственной в рус. литературе бурлескной комической опере; обе пьесы, по всей вероятности, исполнялись на домашней сцене в доме Л.

  Если переводческие опыты Л. 1770-х гг. (из Вольтера, Ж.-Б. Руссо и т. д.) обнаруживают тенденцию буквальной передачи иноязычного текста, то в 1790-х гг. поэт выступил с оригинальной теорией художественного перевода. Первым опытом в этом роде стала "Песнь норвежского витязя Гаральда Храброго <...> переложена на российский язык образом древнего стихотворения с примеру "Не звезда блестит далече во чистом поле"" (1793); ее текст почерпнут из "Истории Дании" П.-А. Малле (Женева, 1763. Т. 2). Наиболее полно свои воззрения на эту проблему Л. выразил в предисловии к вышедшему в 1794 "Стихотворению Анакреона Тийского": переводчик должен не только точно передать смысл стихов, но и приблизить их к новой аудитории. В предисловии поэт коснулся также столь важных проблем, как задачи литературного творчества, место писателя в общественной жизни, "спор о древних и новых" и т. д. Уникальность "Стихотворения" заключается и в том, что перевод и комментарии составляют согласно стремлению Л. оригинальное художественное единство. В работе над книгой Л. помогал Евгений Булгарис, выверивший корректуру (см.: билингв. изд. 1794). Кроме того, Л. использовал переводы анакреонтики на европ. языки, принадлежавшие А. Дасье, А. Лафоссу, И.-Б. Лонжепьеру, Ф. Гакону, П. Ролли, Ж.-Ж. Мутонне де Клерфону, И.-Х.-Ф. Майнеке, а также предисловие к изданию И. Б. Бодония (Парма, 1791). "Стихотворение Анакреона Тийского" - первый в России опыт комментированного издания греч. анакреонтики с учетом достижений европ. филологии XVII-XVIII вв.

  Литературная деятельность Л. неотделима от львовско-державинского содружества, историю которого можно условно разделить на два периода. В 1770-е гг. кружок составляли Г. Р. Державин, В. В. Капнист, И. И. Хемницер, Л., его двоюродный брат Ф. П. Львов, в течение некоторого времени М. Н. Муравьев. В 1790-е гг. членами кружка стали И. М. Муравьев, А. А. Мусин-Пушкин, А. М. Бакунин, А. Н. Оленин; совместно в это время готовились к публикации "Басни и сказки" И. И. Хемницера (1779) и "Стихотворения Державина" (работа не была завершена). Общность, остро ощущавшаяся литераторами, проявилась, в частности, в публикации двух стихотворений Л. в изданиях произведений И. И. Хемницера в 1779, 1782 и 1799 в разделе "Чужие басни".

  На протяжении мн. лет дружеская и творческая близость связывала Л. с художниками Д. Г. Левицким (Л. принадлежит замысел знаменитого портрета Екатерины II; 1783), В. Л. Боровиковским, композиторами Д. Сарти, Е. И. Фоминым, Н. П. Яхонтовым, Д. С. Бортнянским. Л. способствовал творческому росту А. А. Менеласа, художников А. Е. Егорова и И. А. Иванова. В 1790-нач. 1800-х гг. Л. хотел издать биографический словарь рус. художников с древнейших времен до кон. XVIII в., однако не успел собрать необходимые материалы.

  Литературное творчество Л. нужно признать одним из наиболее оригинальных явлений рус. культуры XVIII в., тесно связанным с борьбой эстетических идей этого периода. Если ранние поэтические опыты Л. демонстрируют органическую связь с классицистической доктриной, то в дальнейшем все большее значение приобретают преодоление жанровой инерции, отталкивание от традиционных форм, поиск индивидуально-стилистических решений. Хотя Л. и в зрелом возрасте с симпатией относился к основным положениям доктрины классицизма, понимание им сущности творческого акта не как подражания прекрасным образцам, а как спонтанного самораскрытия личности позволяет охарактеризовать его позицию как предромантическую в широком смысле, сблизить ее с воззрениями Г. Р. Державина и М. Н. Муравьева.

  Несмотря на то что заслуги Л. перед отечественной культурой были оценены еще при жизни (21 окт. 1783 он был избран членом Рос. Академии, 12 мая 1786 по представленным гравированным чертежам Могилевского собора - почетным членом Академии художеств, 8 февр. 1791 - членом Вольного экон. о-ва), мн. начинания поэта не находили должной поддержки.

  Архив семейства Л. погиб в результате разграбления имения его потомков после 1917 (тогда же была осквернена его могила). Отдельные рукописи Л. находятся в РНБ, ИРЛИ, СПбФ АРАН, РГАДА; специально нужно отметить документы школы землебитного строения в Тюфилях, многочисленные и разнообразные (РГИА, ф. 37, оп. 2, No 100-120). Художественные произведения Л. впервые собраны в кн.: Львов Н. А. Избр. соч. / Подгот. текста и коммент. К. Ю. Лаппо-Данилевского. СПб., 1994.

  

  Лит.: [Львов Ф. П.] Львов // Сын отеч. 1822. No 17 (др. вариант: Биография Н. А. Львова // Москвитянин. 1855. No 6. Отд. 1) Грот Я. К. Рукописи Державина и Н. Львова // Изв. Отд-ния рус. яз и словесности. 1860. Т. 8, вып. 4 Державин. Соч. (1864-1883). Т. 1-9; Верещагин В. Путевые заметки Н. А. Львова по Италии в 1781 г. // Старые годы. 1909. No 5 (перепеч. Памяти прошлого. СПб., 1914); Коплан Б. И. К истории жизни и творчества Н. А. Львова // Изв. АН СССР. 1927. Сер. 6. No 7-8; Артамонова З. Неизд. стихи Н. А. Львова // Лит. насл. М., 1933. Т. 9-10; Всеволодский-Гернгросс В. Н. Неиспользованные сведения о комической опере Н. А. Львова "Ямщики на подставе" // Ежегодник Ин-та истории искусств: Театр. М., 1955 Вейс А. Ю. Новые мат-лы для изучения биографии и творчества Н. А. Львова //XVIII век. Л., 1958 Сб. 3; Кокорев А. В. "Труды ра зумных общников" // Учен. зап. Моск. обл. пед. ин-та им. Н. К. Крупской. 1960. Т. 86, вып. 7; Бидылина М. В., Брайцева О. И Харламова А. М. Архитектор Н. А. Львов. М., 1961; Западов В. А. 1) "Львовский кружок" и Г. Р. Державин // XXI Герценовские чтения. Филол. науки. Л., 1968; 2) О "русских размерах" в поэзии XVIII - первой пол. XIX в. // XXII Герценовские чтения. Филол. науки. Л. 1969: 3) Поэма Н. А. Львова "Зима" // XXIV Герценовские чтения. Филол. науки. Л., 1971; Лазарчук Р. М. Послания Н. А. Львова и его роль в лит. борьбе 1790-1800-х гг. // Учен. зап. Ленингр. пед. ин-та им. А. И. Герцена. Л., 1970. Т. 460; Никулина Н. И. Николай Львов Л., 1971; Долгова С. Р. Неизв. стих. Г. Р. Державина // Рус. лит. 1972. No 2; Кулакова Л. И. Творчество Н. А. Львова 1770 - нач. 1780-х гг. // Проблемы изучения рус. лит. XVIII в. Л., 1974. Вып. 1; Виноградов А. М.: 1) Поэтический манифест в борьбе за нац. рус. искусство: (Героическая поэма "Добрыня" Н. А. Львова) // Проблемы изучения рус. лит. XVIII в. Л., 1980. Вып. 4; 2) Проблема нравственного идеала предромантизма в дилогическом цикле Н. А. Львова "Фортуна" // Там же. Л., 1984. Вып. 6; Глумов А. Н. А. Львов. М., 1980; Кукушкина Е. Д. Комическая опера Н. А. Львова "Сильф, или Мечта молодой женщины": (К вопр. о методе Львова-драматурга) // Проблемы изучения рус. лит. XVIII в. Л., 1980. Вып. 4; Лаппо-Данилевский К. Ю.: 1) Новые данные к биографии Н. А. Львова (1770-е годы) // Рус. лит. 1988. No 2; 2) К вопр. о творческом становлении Н. А. Львова (по мат-лам черновой тетради) // XVIII век. Л., 1989. Сб. 16; 3) Комическая опера Н. А. Львова "Ямщики на подставе" // XVIII век. СПб., 1993. Сб. 18; 4) Эпизод биографии Г. Р. Державина и комическая опера Н. А. Львова "Милет и Милета" // Г. Р. Державин: Личность, творчество, современное восприятие. Казань, 1993; 5) Итальянский дневник Н. А. Львова // Еигора Оrientalis. Salerno, 1995. Vо1. XIV. No 1; 6) Комическая опера Н. А. Львова "Сильф, или Мечта молодой женщины" и традиции рус. любительской сцены // XVIII век. СПб., 1996. Сб. 20; Hughes L. N. A. L"vov and the Russia and the World of Eighteenth Century. Columbus (Ohio), 1988; Долгова С. Р., Лаппо-Данилевский К. Ю. Работа Н. А. Львова по подготовке второго изд. переводов Анакреона // XVIII век. Л., 1991. Сб. 17; Коршунова М. Ф. Дж. Кваренги и Н. А. Львов: Совместная работа в связи с коронацией Павла I // Зарубежные художники и Россия. СПб., 1991. Ч. 1; Бройтман Л. Дом Дьяковых // Васильевский остров. 1993. No 1(18); Из лит. наследия А. М. Бакунина / Публ. К. Ю. Лаппо-Данилевского // Лит. арх.: Мат-лы по истории рус. лит. и обществ. мысли. СПб., 1994; Речицкий И. X. "Русская пляска" А. Н. Оленина - Н. А. Львова: (О сюжете и датировке гравюры) // XVIII век. СПб., 1996. Сб. 20.

    Н. И. Глинка, К. Ю. Лаппо-Данилевский

  Оригинал здесь- http://az.lib.ru/l/lxwow_n_a/text_0010.shtml